Новости

Все новости Тульские Интервью
Я прыгал, Денис прыгал, и ты тоже будешь прыгать

Я прыгал, Денис прыгал, и ты тоже будешь прыгать

09 января 2015 Комментариев: 0 Поделиться на:
Половина второго, будний день, «Байкал-Арена». Две воспитанницы олимпийского призёра Константина Волкова заканчивают тренировку в секторе для прыжков с шестом. Сразу после у одной из них, чемпионки мира среди юниоров–2014, лучшей спортсменки июля по мнению зрителей канала «Россия 2», победительницы в номинации «Восходящая звезда» по версии Всероссийской федерации лёгкой атлетики 18-летней Алёны Лутковской, намечено интервью с «Конкурентом». Мы шутим между собой: надо успевать сейчас, через пару лет к большому спортсмену так запросто не подберёшься.

– Все эти титулы и возложенные надежды не давят на вас?

– Нет, наоборот, мотивируют.

– А что ещё мотивирует? 

– Желание победить, преодолеть планку, достигнуть своей цели. Хочется устанавливать личные рекорды, чтобы фамилия была на слуху, чтобы люди узнавали, чтобы всё-всё получалось.

– А если в какой-то момент в секторе получается не всё, что помогает?

– Наставления тренера, слова поддержки. Какие, говорить не буду, но это стимулирует к тому, чтобы взять к высоту.

– Успехи последних лет – это заслуга Константина Волкова?

– Да. В 13 лет результаты остановились и мы с родителями приняли решение сменить тренера. Дальше, слава богу, всё пошло хорошо.

– Тренер для вас скорее наставник или друг?

– Конечно, друг. С ним надо всем делиться, а как можно делиться с наставником? Только с другом. Он знает обо мне всё: что болит, что не болит, где я была сегодня. Тем более мы много времени проводим вместе, особенно на сборах. 

– Сборы, соревнования. Часто ли вы бываете в Иркутске?

– В этом году с января по март и с июня по сентябрь дома меня не было. Получается, что вне дома я провожу больше времени. Скоро снова уезжаем на два с половиной месяца.

– Сколько стартов запланировано на ближайшее время?

– Зимой три старта в России и пять-шесть за границей – постараюсь попасть на взрослую Европу. Летом собираюсь попасть на взрослый чемпионат мира: надо как-то прорываться во взрослую жизнь.

– Первый опыт в этом году уже был – на чемпионате Европы. Как ощущения?

 – Было очень тяжело физически: все силы и эмоции я выдала на мире (юниорский чемпионат мира – 2014 в Юджине. – «Конкурент»), думала, что сезон закончен, а через пару дней узнала, что меня берут на взрослую Европу, на что я вообще не рассчитывала. Конечно, эмоции, слёзы, неожиданно, приятно.

– Был страх перед более опытными соперницами?

– Особо я не переживала: юниорский чемпионат мира уже прошёл, прыгала для себя, в удовольствие. К тому же я выступала со взрослыми на всех коммерциях, так что всех соперниц перед чемпионатом Европы уже знала. Обстановка там тоже ничем не отличается, просто не приходится, как на юниорских чемпионатах, долго ждать своей начальной высоты: здесь всё сразу началось с 4,35 метра, это всего на 15 сантиметров меньше, чем мой личный рекорд. 

– У вашего старшего брата, кандидата в мастера спорта, личный рекорд – 4,80. Когда планируете догнать?

– Летом. Сейчас надо бы мировой рекорд среди юниоров установить – взять 4,65.

– А задача-максимум на всю карь­еру?

– 5,20.

– У Елены Исинбаевой, нынешней рекордсменки, – 5,06. Что для вас важнее: обогнать Исинбаеву и установить мировой рекорд или сделать свои 5,20?

– Сделать свои 5,20. Цель есть цель, она существует для того, чтобы её достигать. 

– Для тех, кто тоже когда-нибудь хочет сделать свои 5,20, расскажите, что нужно, чтобы начать заниматься.

– Желание. В первые года три ничего, кроме желания, готовности работать и слушать тренера, не надо. 

– А какие-то технические мелочи, экипировка, приспособления?

– Более профессиональному спорт­смену нужны шиповки, рулетка, изолента, резинка, через которую мы прыгаем, клей, на который крепится рука, чтобы не слетела, запас­ной мел, пластырь, блокнот для записи результатов. Нюансов неимоверное количество. Может быть, по телевизору всё выглядит просто, но даже просто взять шест и пробежать с ним – это очень тяжело 

– Сколько весит шест?

– Женский – от полутора до двух килограммов. Шесты бывают разной длины, разной жёсткости, можно брать разный хват – высокий, низкий. В общем, под каждого человека свой шест.

– Сколько шестов вы возите на соревнования?

– Семь. Если летом – больше, потому что может быть ветер или дождь. Если дождь, то шест нужно брать мягче, если ветер в лицо – тоже, если в спину – жёстче. Начинаешь всегда с мягкого, чтобы уверенность обрести, а рекордные прыжки делаешь на жёстком. Хотя иногда становится всё равно, какой он. На Европе я взяла шест, который никогда в жизни не брала. Было такое состояние: ничего не понимаешь, хочется просто взять и бежать. 

– Кто носит шесты?

– Мы с тренером. Берём большую тубу – я с одной стороны, он с другой. Мы же везде вдвоём ездим. Хотя теперь у нас появилась Лера Никонова, так что будем втроём.

– Тренироваться одной было комфортнее?

– Сейчас мне нравится больше, потому что есть с кем зарубаться. Если у Леры получилось лучше, у меня есть стимул. И наоборот. Так мы постепенно и растём вдвоём.

– В одном из интервью вы говорили, что тренировки проходят в удовольствие. Но обычно даже в самой любимой работе есть нелюбимые моменты.

– У меня всё любимое. Больше всего, конечно, нравится прыгать, хотя после сезона примерно месяц не хочется прикасаться к шесту. Я не знаю, надоедает ли бегунам бег, но я эмоционально устаю от шеста.

– Как с этой усталостью справляться?

– По шесту надо соскучиться: убрать подальше, не видеть и не прикасаться, а через месяц снова доставать и тренироваться. 

– Как проходит ваш обычный тренировочный день? 

– Встаю, завтракаю, потом первая тренировка (может длиться от часа до трёх), затем еду домой, обедаю и иду на вторую тренировку. После этого у нас или баня, или массаж, так весь день и проходит. Домой приходишь в девять вечера, и ещё нужно сделать задания по учёбе, а сил не всегда хватает.

– Где вы учитесь?

 – В Российском государственном универститете физической культуры, спорта, молодёжи и туризма и одновременно в училище олимпийского резерва. Получаю образование, чтобы потом можно было стать тренером, и учусь на спортивного менеджера. Но пока учёба – дело второстепенное. Сейчас главное – это работа над техникой. Хочется попасть на взрослый чемпионат Европы, который будет зимой, потом подготовиться к миру. Олимпийские игры тоже в планах стоят (Олимпиада в Рио-де-Жанейро пройдёт в 2016 году. – «Конкурент»).

– И олимпийское «золото» в планах?

– Да. Ну, для начала просто попасть, а там уже и медаль. 

– Сегодня часть профессиональной жизни спортсменов – съёмки для журналов и реклама. Были предложения?

– Предложений нет, а желание есть. Было бы интересно попробовать что-то новое, на плакатах появляться иногда.

– То есть славы хочется?

– Не помешала бы (смеётся).

 – И ещё о предложениях. Сегодня выступления в параллельном зачёте – обычное дело. Есть заинтересованные регионы?

– Есть. Но выгодных для нас предложений пока нет.

– А вариант отъезда из Иркутска рассматривается?

– Как будет дальше, сказать сложно, но пока я здесь. В другой российский город переезжать точно не хочется. В Иркутске есть все условия для тренировок, здесь мои родные.

– Кстати о родных. В семье легкоатлетов, где папа-шестовик, ваша судьба была предопределена?

– С первого класса я танцевала народные танцы: сама пошла в кружок, четыре года занималась, всё получалось. Но потом родители решили меня забрать. Говорят, иди попробуй лёгкую атлетику. Я не хотела, но пошла. Когда начало получаться, меня отдали в шест. 

– Отдали.

– Да, папа сказал: «Я прыгал, Денис прыгал, и ты тоже будешь прыгать». Сначала было страшно, а когда первый раз упала мимо ямы – вообще ушла. Не сразу поняла, что такое может быть, что все падают. Но через полгода вернулась, и результат начал расти. 

– Спортивные родители наверняка не только переживают и поддерживают, но и как-то участвуют в процессе подготовки?

– Каждую тренировку мы снимаем на видео, а когда я прихожу домой, мы всей семьёй садимся и начинаем обсуждать, что так, что не так. Папа разбирает всё пошагово: тут не успела, здесь хорошо, молодец. И когда сравниваешь свои прыжки, например, в сентябре и в декабре, сразу видно прогресс. Так что в семье вместо телевизора мои прыжки.

 – А с чужими прыжками сравниваете свои?

– Да, с Лавиллени (француз Рено Лавиллени в 2014 установил мировой рекорд в прыжках с шестом – 6,16 метра. – «Конкурент»).

– Почему именно он?

– Он круто прыгает.

– Имеется в виду не только результат?

– Не только. Красивые прыжки, техника хорошая, бежит быстро. Мы с ним общаемся: я ему скидываю свои прыжки, он говорит, что не так, или, наоборот, хвалит, а он скидывает свои.

– Вы его тоже критикуете?

– Я тоже говорю, что всё классно или что чуть-чуть не так (смеётся). В общем, поддерживаем отношения.

– А женский идеал – Исинбаева?

– Конечно. Техника хорошая у Анжелики Сидоровой – сам прыжок, структура прыжка, а у Елены всё отлично – и бежит хорошо, и прыгает. Особенно рекордные прыжки супер. Мне ещё до неё идти и идти. 

– Долго идти?

– Не знаю. Пока делаю маленькие шажочки в сторону Елены и своих рекордов. Тренировки проходят хорошо, результат растёт, а значит, мы идём в правильном направлении. Думаю, всё получится.

Источник: http://www.vsp.ru/
© 2011 - 2020 Tula Track and field. Новости лёгкой атлетики в Туле
При использовании материалов сайта ссылка обязательна.
Сделано в